НОСТРО Left ornament Right ornament
Stavka сделана, господа

Наталья Садовская

151«Любой русский ресторатор запросто может открыть заведение за границей, и оно будет удачным, — говорит известный петербургский ресторатор Гарик Айрапетян («Саквояж для беременной шпионки», «Шестой угол», «Рыжий чуб» и т.д.). – Просто мы совершенно не знаем их законов и боимся играть по их правилам».

«Критические дни» Айрапетяна

Гарик Айрапетян знает, о чем говорит: более трех лет назад, совместно с французскими партнерами, он открывал марсельский проект «Пижон и кокетка». Французы увидели рестораны Айрапетяна, больше похожие на декорации большого кукольного театра, чем на традиционные места для приема пищи, и решили сделать нечто похожее. «Они обратились ко мне с предложением разработать дизайн, и уже через два дня я летел в Париж», — говорит Айрапетян.

Процесс «бумажных разрешений» ресторанного бизнеса во Франции, по словам Айрапетяна, гораздо легче, чем в России. Согласование проекта в местном муниципалитете длится 7-30 дней (если предполагается косметический ремонт здания) и несколько месяцев – если помещение находится под охраной государства или планируется новое строительство. Существуют фирмы, которые занимаются получением разрешения и проектированием – их услуги обходятся в среднем в 10% от инвестиций.

Участие Айрапетяна в «Пижоне и кокетке» ограничилось интерьерами – здесь были изготовлены традиционные для заведений Гарика Артушевича куклы и прочие аксессуары, из Армении выписана глиняная посуда – и все это на двух 40-тонных фурах отправилось во Францию. Айрапетян получил гонорар за дизайн-проект, но решил не становиться совладельцем бизнеса. В чем именно причина, он не говорит, намекая только: «Французы не так просты, как кажутся. Для того чтобы с ними работать, нужно иметь там своего человека».

В скором времени такой человек у Айрапетяна появится: предположительно в конце этого года Гарик совместно с французским модельером армянского происхождения Дидье Паракяном начнет подготовку к открытию ресторана в одном из районов Парижа. Сейчас поиском помещения и необходимыми согласованиями занимается адвокат Паракяна. Кухню ставят французы, за общую концепцию и интерьеры отвечает Айрапетян. Ресторан будет рассчитан на 60 посадочных мест. Подробностей Айрапетян не открывает, так как считает, что любые сильные концепции воруют, а выходить на иностранный рынок «можно только с очень сильной концепцией».

Вообще же пространство за пределами России Айрапетян считает вполне привлекательным. «В Валенсии мне предлагали купить готовый бизнес: 180кв.м за $150 тысяч плюс $2500-3000 месяц – аренда. На Западе в ресторанном бизнесе застой: рестораторы привыкли, что люди к ним ходят и будут ходить, и максимум, что они делают – удерживают постоянного клиента. А мы же всегда ориентированы на новое. Просто с нами боятся работать: до сих пор живо предубеждение, что русские деньги – нечистые, с криминальным прошлым».

Кроме этого, на 24 гектарах Айрапетян строит туристский комплекс в Гюмри (Армения) – с рестораном, гостиницей, аквапарком и т.д., вписанными в пространство старинного замка XVIII века. А вот выйти в Москву с концептуальным рестораном «Критические дни» Гарику не удается уже минимум год: нет соинвесторов, нет помещения. И это при том,  что, по расчетам Айрапетяна, «Критические дни» окупят себя за четыре (!) месяца…

На миллион долларов

Заграничное пространство пытается осваивать и петербургский холдинг «Евразия». В 2004 году компания открыла в Лондоне ресторан Viktor, а в Лаапенранте (небольшой городок на границе Финляндии, который находится на пути приезжих из России) – суши-бар Evrazia, готовится к открытию суши-бар в Праге.

«Евразия» в течение всего 3-х лет открыла в Петербурге крупнейшую сеть-суши баров, а также множество других заведений (среди них, к примеру, единственный в городе сакэ-бар). Но выход на международный рынок проходил непросто. Суши-бар в Лаапенранте был закрыт спустя несколько месяцев. О причинах этого шага PR-директор Яна Веселова говорит очень обтекаемо: «Это произошло не из-за наших внутренних проблем, а из-за разницы в менталитете и законодательстве».
Инвестиции в лондонский Viktor оцениваются примерно в миллион долларов, что неудивительно, если учесть только разрешение на право аренды обошлось в $300 тысяч. Сейчас ситуация с лондонским проектом тоже не до конца понятна. «Что касается «Виктора» в Лондоне, мы его рекламируем, официально он входит в холдинг, но непосредственно управление осуществляют наши лондонские партнеры», — сообщила Яна Веселова.

При этом глава холдинга «Евразия» Алексей Фурсов к выходу на иностранные рынки по-прежнему относится оптимистично, называя самыми перспективными странами государства бывшего соцлагеря, такие, например, как Польша и Венгрия.

«У нас в Петербурге не было ни одного случая, чтобы удавалось взять в аренду нормальное помещение: тебе дают не отремонтированный подвал, а ты должен сделать из него конфетку, — говорит Фурсов. — При этом обязательно окажутся какие-либо специфические требования у пожарников или СЭС именно в этом районе. За границей с помещениями проще: ты можешь купить действующий бизнес. Не то чтобы он убыточный, просто хозяевам он надоел».

Завтрак Ленина

С ресторанным проектом на британский рынок вышла и пивоваренная компания «Балтика»: осенью 2004 г. компания Scottish & Newcastle pls (владеет 50% акций Baltic Beverages Holding AB – крупнейшего акционера «Балтики») совместно с агентством CPL открыла в Глазго паб Stavka. CPL специализируется на открытии проектов в Великобритании и за ее пределами (агентство открывало рестораны также в Швейцарии и Италии), оно продумало концепцию, стилистику, дизайн паба и является совладельцем Stavka. От идеи до открытия паба прошел примерно год.

Изобретать велосипед не стали: паб оформили а-ля рюс, однако без самоваров и матрешек. В Stavka четыре зала (сам паб располагается на трех этажах): «На здоровье», «Двор Балтики», «Царская дача» и «Императорские комнаты» (последний является рестораном). Залы стилизованы в основном под Советы 1930-х гг. – с пропагандистскими плакатами на стенах, длинными столами и лавками. В вечер уик-энда через Stavka проходит до 600 человек.

«Балтика» участвует в проекте брендом и продукцией: Stavka – первое заведение за пределами СНГ, где стала продаваться разливная «Балтика № 7». Причем если пинта «Балтики» стоит три фунта, то пиво других производителей – максимум 2,80 (Becks).

В меню – аутентичная и стилизованная под русскую кухня: борщи, солянки, закуски, блины. Присутствует также пицца и паста. В разделе Mains попадаются шедевры поварской фантазии типа «Завтрака Ленина» – «хорошо прожаренная рыба с чипсами и гороховым пюре» за 4,80 фунта (явный отсыл к традиционному английскому фиш-энд-чипс).

Stavka позиционирует себя в том числе как молодежный клуб для людей с достатком выше среднего. Паб расположен недалеко от университета Глазго, подавляющее число гостей здесь – молодые люди.

Сумма инвестиций в проект не озвучивается. В настоящее время у «Балтики» есть несколько аналогичных предложений, но торопиться с ответом компания не спешит, намереваясь тщательно оценить финансовые риски.

Комментарии закрыты.

Рубрики
Немного о нас
Популярные записи
РЕСТОРАН

ВРЕМЯ РАБОТЫ

  • Понедельник: 11:00 - 23:30
  • Вторник: 11:00 - 23:30
  • Среда: 11:00 - 23:30
  • Четверг: 11:00 - 23:30
  • Пятница: 11:00 - 04:00
  • Суббота: 11:00 - 04:00
  • Воскресенье: 11:00 - 00:00
КАК

НАС НАЙТИ

  • Брянск

    18-ый км дороги Брянск-Москва (А 141)

НОВЫЕ ЗАПИСИ

В НАШЕМ БЛОГЕ

Корпорация McDonald`s, владелец всемирной сети закусочных быстрого питания, планирует оснастить свои помещения пунктами беспроводной связи. Теперь в McDonald`s можно будет не только поесть, но выйти на просторы всемирной Сети с